Искусство рисования

Рисование карандашом. Как карандаш трижды женился.

    На самом обыкновенном письменном столе, каких в офисных помещениях великое множество, жил да был Карандаш. Это был самый обыкновенный простой карандаш, высокого роста с довольно мягким характером 2М. Одет он был всегда скромно в темный глянец и особых восхищений ни у кого из канцелярской братии не вызывал. Самым любимым делом Карандаша было рисование. Все дни от рассвета до заката он вдохновенно трудился над белыми листами бумаги, напевая себе под нос незатейливый мотивчик. Такая увлеченность часто вызывала раздражение у некоторых жителей стола.
    Как-то раз любопытные и вечно сующие во все свой нос шариковые Ручки, опять заметив Карандаша за очередной работой над листом, снова с удовольствием стали обсуждать его:
- Столько времени тратит и все на что? На какие-то каракули!
- Ха! Вы видели? Даже ни одного слова не написал!
- Наверное он безграмотный!
- А чем пишет?! Какой кошмар! Серой грязной пастой! Фи!
- Когда он уже женится? Мот быть семейная жизнь его чему-нибудь научит.
- Да, да. Когда?
- А знаете девочки, давайте-ка познакомим Карандаша с хорошей умной канцелярочкой.
- Давай, давай! - запрыгали в восторге от предчувствия интриги Ручки.
- Проконсультируемся у Скрепочек. Они в этом деле толк знают.
    Прошло время и Карандаш стал замечать за собой, что часто думает о Стёрке, с тех самых пор, как она в компании Ручек стала вечерами прогуливаться мимо его листа. Стерочка, так он нежно называл ее про себя, была самим совершенством, всегда такая беленькая и мягкая с отличными округлыми формами.
    И с того момента жизнь простого заурядного Карандаша забила настоящим фонтаном чувств и страсти. Она стала первой его женой. Как положено их союз скрепил старый мудрый Степлер. Многие завидовали Карандашу, ведь Стерочка была самим ангелочком, хозяйственная и аккуратная.
    Поначалу у молодоженов все складывалось хорошо. Он забыл про чистые листы, предаваясь семейному счастью. Но потом все обернулось полным разочарованием. Соседи стали слышать их постоянные ссоры:
- Ты опять грязь развел! - кричала недовольная Стерочка. - За тобой все время убирай да стирай!
- Но, милая, я лишь один листик.
- Он был такой красивый беленький! А ты?! Ты опять за свое взялся?!
- Но, дорогая, ну, что с того, что я изрисовал один листик, мы всегда можем позволить себе новый!
- Как ты можешь такое говорить? Нужно быть бережливее! Меня всегда учили аккуратности и чистоте!
     В конце концов они расстались.
- Ну, и оставайся со своими грязными листами! - на прощание крикнула ему Стерочка и ушла... к Корректору.
    Дни потянулись черной полосой. В расстройстве Карандаш зарывался в ворохе листов ожесточенно черкая их белую поверхность так, что рвалась и сминалась бумага. Он чуть было не сломался. "Нужно что-то с этим делать, - решили неугомонные Ручки. - Так он все листы попортит, и нам не на чем будет писать аккуратные изумительные буквы".
    Прошло время и Карандаш снова влюбился! Она даже ночью ему снилась, такая пластмассовая с прозрачной крышечкой, кругленькая-кругленькая. Она была не только хороша собой, но и умна и образованна, всегда изрекала такие фразы, от которых у Карандаша голова шла кругом. Точилочка, так называл ее мягкий Карандаш. Она стала его второй женой.
    Свадьба прошла скучно, но зато поучительно для гостей. Точилочка была на высоте, стараясь поделиться всеми своими знаниями! Но к завершению торжества гости притомились и загалдели о своем.
- Ах, какая изумительная пара! Они удивительно подходят друг другу! - хлопая крепежами, щебетали яркие Ручки.
- И зачем только женятся?! Глупцы, - устало вздохнули ножницы.
- Да ладно, у них есть шанс, - вежливо поддержал разговор благовоспитанный Маркер. - Хочу выделить - у Карандаша прекрасный уживчивый характер.
- Но ведь Стерка его бросила. Эта его привычка листы пачкать просто ужасна! - подкалывали кнопки.
- Ладно, время покажет, - обрезали разговор Ножницы.
    И оно действительно показало. День за днем Карандаш восторженно внимал своей жене, выслушивая ее поучительные речи, кивал головой, выказывая восхищение. Она улыбалась и была счастлива. Но пролетали дни, и Карандаш с грустью стал замечать, что его личное мнение Точилку ни капли не интересовало, как и его нежные поцелуи. Он стал чаще пропадать за рисованием и меньше стал слушать свою бесконечно нравоучительную жену. Как и следовало было ожидать, это привело к ссоре.
- Я так и не смогла сделать из тебя нормального канцелярика! - пилила его Точилка. - Ты даже элементарных вещей не знаешь!
- А ты разве спрашивала? Тебя даже не интересует мое мнение.
- Твое мнение все построено на ненаучном подходе к делу. Твои рассуждения основаны на догадках и выдумках. Твои субъективные взгляды устарели. Ты занимаешься чепухой! Как я могу жить с таким невозможно тупым бревном! Все! Я ухожу от тебя! - крикнула Точилка и ушла.
    Карандаш не стал ее удерживать. Он снова с головой ушел в рисование, замкнулся в себе, с тоской выводя на листе рисунок самой Тоски. Ручки вынуждены были напрячь все свои шарики, чтобы вновь привести его в чувство и оторвать от бумаги.
    Был прекрасный день и солнечные блики весело скользили по глади стола. Весь офис погрузился в полуденную тишину. Они прогуливались вместе, не замечая никого вокруг. Она шла рядом, такая... такая... стройная, высокая, даже выше его. Он глядел на ее циферки и умилялся. Линейка была пунктуальна и любила точность во всем. Она сказала, что тоже любит рисунки и будет помогать ему в любимом деле. И в душе его от этого расцвели незабудки. Карандаш был уверен, что, наконец, обрел свое счастье. Ровно в 12:00 Карандаш ждал ее у Степлера, он пришел на 15 минут раньше, иначе Линеечка бы очень расстроилась. Они скрепили свой союз как им казалось без огласки. На самом же деле за личной жизнью Карандаша уже наблюдали все жители письменного стола, не оставляя без внимания новый союз.
    Линейка с самого начала их совместной жизни установила распорядок дня. Утро, день, вечер - каждая минута была расписана и рассчитана. Под графой Рисование с 16:00 - 18:00 подразумевалось время, отведенное для личного творчества Карандаша. Но в его рисовании Линейка тоже принимала самое активное участие, прямолинейно высказывая свое мнение, и указывая в какую сторону нужно вести очередной штришок. Карандаш, будучи мягким 2М, подчинялся, выполняя все прихоти Линейки, и соседи скоро утвердились во мнении, что он полностью пляшет под Линейку. С каждым днем Карандаш становился мрачнее и рассеянней, в нем не было уже того рвения к рисованию, а чистые листы сиротливо оставались лежать стопкой не тронутыми. Жизнь его была доведена до автоматизма и он почувствовал бесконечное равнодушие ко всему окружающему. Но как-то к нему подошли Ножницы и завели обычный вежливый разговор.
- Карандаш, как дела?
- ...
- Эй, ты нас слышишь или нет?
- А? Это вы. Да... все хорошо.
- Что-то нам кажется, что не все так замечательно у тебя, как ты говоришь. Посмотри на себя, на кого ты стал похож? Где тот Карандаш с жаждой творчества, с искрой вдохновения?
- Нет его больше... вдохновения. Ой. Прости, уже без пяти восемь, мне идти надо.
- Эх, Карандаш, - вздохнули ножницы. - Разрежь ты этот узел, иначе конец тебе. Не вытянешь и сломаешься!
    Карандаш опоздал всего на пол минуты, но этого хватило, чтобы Линейка ужасно огорчилась.
- Ты позволил себе опоздать! Я же тебя просила! Приходи вовремя. Пол минуты! Только подумать!
- Лини, я больше не могу так!
- Что именно? Ты не можешь приходить вовремя? Но это же так просто!
- Нет, Лини. Я жить так больше не могу, прости, но я ухожу.
- Что? Такого нет в нашем графике, нет в планах! Мы же с тобой вдвоем их составляли!
- Как ты не понимаешь! Нельзя планировать жизнь по секундам! Нельзя мерить любовь по миллиметрам!
    Так завершился очередной брак личной жизни Карандаша. Еще несколько раз пытались Ручки подтолкнуть его к новому союзу, но все безрезультатно. Больше Карандаш не желал быть женатым. Стал тверже, не смотря на свои 2М, и даже каким-то несгибаемым. Но самое удивительное, это благотворно сказалось на его творениях. На белых листах стали появляться удивительные картины, на которые приходили любоваться канцелярики даже с других письменных столов, приезжая на их стол в карманах сотрудников. Он рисовал Любовь, Нежность, Красоту, Грусть, Разочарование и даже Боль. С возрастом Карандаш вдруг понял, что своими картинами он был обязан всем трем своим женам, ведь они дали почувствовать многогранность чувств и переживаний, сладость и горечь жизни. Однако время изменило не только его одного. Мудрость пришла и ко всем его прошлым женам. Уже будучи достойными немолодыми канцелярочками они согласились снова создать с Карандашом союз. Но теперь только творческий.
Искусство рисования, Copyright © 2007, Все права защищены